Теории заговоров

Андрей Фурсов. Сила этих людей была в том, что за ними были кукловоды

1 декабря 1987 года его друг, крупный, так сказать, чин КГБ, встретился с британским разведчиком, с которым они уже встречались, скажем, лет 10 и обменивались информацией. Совершенно официально. Среди разведчиков это было распространено. И тот ему сказал, что принято решение о демонтаже союза, что славянские республики останутся, Прибалтика однозначно уйдет, что-то из Закавказья уйдет, а что-то останется, что-то уйдет из Средней Азии, что-то не уйдет. Но, в принципе, по демонтажу все, так сказать, принято.

Вот этот человек, о котором рассказывал мой покойный знакомый, он в это не поверил. При том, что он этого человека уважал, они давно друг с другом общались. Он в это не поверил.

Потом было землетрясение в Армении, он туда улетел и вернулся уже в конце января. В начале февраля их уже собрал Крючков и сказал, что принято решение о демонтаже Советского Союза. И он повторил те же слова, что сказал тот британский разведчик. Слово в слово. И это было начало 1988 года, но британский разведчик сказал это в 1987.

Я думаю, что первую, так сказать, морковку, которую повесили перед Горбачевым заключалась в том: “Вы войдете к нам, но только вот этого не надо, вы слишком большие там и так далее и так далее”. Я думаю, что эти морковки не вешались только из-за рубежа, я думаю нас была влиятельная группировка, которая считала, что нам нужно войти на Запад, но они хотели войти на Запад на равных. И очень может быть, что вот этот двойной гибридный субъект и развешивал вот это. Ну смотрите, Куравлев там встречается с одним человеком, которого хочет, так сказать, прощупать. И он говорит, что Куравлеву хотелось получить от этого всезнающего человека тайные связи, которыми опутаны два враждующих центра, две матерчатые куклы. Две матерчатые куклы – это Горбачев и Ельцин. Их мнимая борьба скрывала подлинную сердцевину заговора, рождала рукотворный хаос, в котором гибло государство.

Ну вот мы теперь знаем, да уже в 90-е годы было известно, что ни Горбачев, ни Ельцин — это не субъекты, это люди по психотипу несамостоятельные. Конечно, у них несамостоятельность на ранг выше, чем у Андропова, который тоже не был самостоятельным человеком, за ним стояла команда чекистов, которая им манипулировала. Очень интересно, здесь Куравлев встречается с Франком Дейчем, ну понятно, кто это. Франк Дейч, сам того не ведая, выведал деталь предстоящего заговора. Бескровно, без гражданской войны, Горбачев передаст власть Ельцину. Все республики, подвластные Горбачеву, окажутся бесконтрольными, ненужными Ельцину и отколются от Союза. Союз рассыплется, останется обрубок России со звероподобным Ельциным. Но ведь так оно и произошло. То есть имеются вот эти две матерчатые куклы, и кто-то этим заговором манипулировал. Но я глубоко убежден, что это не был просто Запад-Запад. Даже в 91 году он не был настолько силен, чтобы решать здесь все проблемы. Нет, это был союз людей, которые были заинтересованы. Я не думаю, что те люди, которые были с советской стороны, собирались разрушать Советский Союз. Они просто

хотели отодвинуть КПСС и изменить строй. Но они не поняли, что изменение строя автоматически означает разрушение СССР.

Работала огромная машина, подпиливала опоры, разносила в дребезги стены, перекусывала связи, раскалывала плиты, но отсутствовала глубинная воля, совершающая разрушение. Ни Горбачев, ни Ельцин этой глубинной волей не обладали. И вот очень интересно описываются механизмы сдачи системы в романе Проханова. И их сдавали перебежчики и насмешники.

И вот я помню ту передачу “Взгляд”, где высмеивалось абсолютно все. И меня больше всего бесило, что приходили военные на передачу (у меня не было никогда симпатии к КПСС, я никогда не был его членом). Зачем вы пришли к этим уродам вообще? Не надо с ними садиться за один стол, не нужно подстраиваться под них. И вот в романе Проханова я испытывал эти же чувства. Они высмеивали ситуацию. Думаю, это был один из факторов, который обеспечил успех этих лет.

Один из этих персонажей, Александр Любимов, сын Михаила Любимого, довольно яркого представителя либерального ГБ, автора странного памфлета. В этом памфлете написано, что руководство Советского Союза решило, что советские граждане слишком увлечены западной культурой и пропагандой, и для того, чтобы изменить их отношение к советскому строю, показать, насколько в Советском Союзе было хорошо, руководство решило погрузить общество в капиталистический ад. Ну, такая сказка для дураков. Так или иначе, в ней рассказано о неком проектном характере перестройки.

Дальше очень хорошо показано, какую роль играли газеты в этой вакханалии. В романе “День” Проханов пишет, что обвинитель боролся с газетой, был “личинкой в теле погибающего кита”. И вот эта потрясающая метафора, и очень интересный разговор здесь отражен с Баклановым. В нем Бакланов говорит, что технократы потерпели поражение, пытается объяснить ситуацию так, как он ее понимает: технократы полагали, что их дело – строить корабли, а политику доверили другим. Теперь эти другие хотят разрушить все, что те сумели построить.

Вот это говорит о том, что было два СССР: был СССР фантастических достижений, который был устремлен в будущее, при этом был еще один СССР, который постоянно тикал, с середины 70-х годов. Причем родился он раньше, в середине 50-х. И 20 лет эта личинка вызревала. Люди, которые хотели жить как на Западе, сменив строй, но сохранив Советский Союз, вот они и были альтернативой таким людям как Бакланов, член ГКЧП. И вот когда смотришь на этих членов ГКЧП, понимаешь, что это зеркало неадекватности поздней советской верхушки, тому миру, который был, советскому обществу. Дело в том, что советское общество стало значительно сложнее, чем правящий слой. И это колоссальная вина правящего слоя, который решил законсервировать и сохранить свои привилегии. Строй, на самом деле, сгнил, он был неадекватен вот этим новым временам. И об этом говорится в романе.

Все люди из верхушки казались недалекими, почти примитивными для того дела, которое затевали. Куравлев не знал, что это за дело, но оно требовало изощренности, гибкого ума, всего того, чем обладали перестройщики. Ну, я думаю, что это несколько завышение их способностей, потому что сила этих людей была в том, что за ними были кукловоды: множество советников, все многочисленное племя, которое ополчилось на государство, готовило ему бесславный конец. Государственные мужи владели флотами, воздушными армиями, разведкой, казной, но не владели тем сатанинским интеллектом, каким владели противники. И это мучило Куравлева. Итак, у противников этих людей было информационное оружие.

Осмысление этих проблем не случилось, даже непосредственно у участников. Даже Горбачев не знает, что произошло. Это были люди с минимальной рефлексией, у них табуировано Куравлев чувствовал, что работает огромная машина было абсолютно все, что было связано с советским обществом. Проблема заключается в том, что советская верхушка не понимала общество, в котором живет. Андропов правильно сказал, мы не знаем общество, в котором живем и трудимся.



Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть