Загробный мир

Пражский голем и безумие короля

Есть в истории множество тайн, окутанных легендами и мистикой. Одна из таких тайн это Пражский голем. Легенды о нем стали туристической достопримечательностью Чехии, его фигурки – продаваемыми сувенирами. О нем писали художественные произведения

Но что же скрывается в истории об этом глиняном истукане, оживленном пражским раввином по рецептам каббалы? Может быть, существует некая тайна, которую пытаются завуалировать растиражированные еще со старых времен легенды?

Как нам рассказывают эти истории, голем был создан раввином пражского гетто для защиты евреев от погромов, от наветов на то, что те якобы воруют младенцев для своих черных ритуалов. Либо легенды говорят о том, что голема создали просто как слугу.

Каким был конец голема, так же не ясно. То ли его уничтожил сам раввин, создавший его, то ли он его просто сложил на чердаке синагоги в не оживленном состоянии, то ли голем взбунтовался, то ли его оживил еще кто-то через много лет… Но, может быть, за всем этим тоже стоит нечто иное, что скрывали посвященные адепты еврейской общины?

Об этом и будет сегодняшний рассказ.

Кому то он так же может показаться сказкой и, может быть, даже более фантастичной, чем старые легенды, ну а кто-то может задуматься… Каждому свое, тем более, что информация пришла через осознанное сновидение, поэтому ей можно верить а можно не верить, это у ж каждый выбирает по чутью… Итак.

…Остроконечные шпили старинных соборов пытаются проткнуть небо, окрашенное в багрянец летнего заката. Красные черепичные крыши сгрудились по берегам величавой реки, перекрытой арочными мостами. Старый город медленно погружается в сумерки, улочки его становятся все уже и глуше.

Но вот где-то впереди виднеется старое здание с высокой двускатной крышей, узкими оконцами и толстенными стенами. От него веет какой-то тайной и мраком.

…Вдруг краски померкли, и здание оказалось всего лишь гравюрой в какой-то старой книге. Неровное пламя свечи рвано пляшет причудливыми тенями на ее пожелтевших страницах. Массивный бронзовый канделябр на львиных лапах упирается в тяжелую столешницу и рисует чудовище на стене своей тенью.

Свет свечи пронзает темноту, и кто-то в зеленом старинном камзоле кладет на стол натруженное перо, перемазанное в чернилах. Он оборачивается, и знакомый ясный взгляд погружается сквозь меня.

«Снова рад встретить тебя, в своем скромном убежище», произнес, не разжимая губ знакомым голосом этот человек. …Это Сен-Жермен, я узнала его, это он…

«Да, сегодня я хочу рассказать еще одну историю, покрытую мраком. В те дни я жил в другом месте и делал другие дела, но ведь речь и не обо мне…

Так вот видишь этот рисунок?», — Сен-Жермен указал на старую книгу.

«Это синагога в старой Праге. Староновая, как ее называют в ваши дни».

И тут картинка в книге ожила и стала похожей на старое немое кино, которое начало прокручиваться под тихий рассказ Сен-Жермена…

«Здесь когда-то творились странные для народа дела, которые породили легенды», — продолжил он свой рассказ.

«…Но начнем с того, что во второй половине шестнадцатого столетия в этих местах, а если точнее то в Священной Римской империи, как тогда горделиво называло свое государство семейство Габсбургов на престол пришел большой блудник Рудольф Второй.

Скрывая и замаливая свои плотские слабости, он ударился в католичество и решил выменять себе прощение у Бога за очищение вверенных ему земель от еретиков –протестантов и, разумеется, евреев, куда уж без этого.


Но при этом новый король очень не ладил со всей своей родней, да и вообще был человеком, довольно странным. Его тянуло все мистическое и таинственное, он пытался развивать науку, но в тоже время католичество все это называло бесовским.

Рудольф, скрывая свои пристрастия и особенно тайную страсть к дочери своего аптекаря — Марии, внешне хотел казаться защитником веры. Так, в своем этом порыве он решил выселить всех евреев из Праги.

…А там была особенно многочисленная еврейская община, целый город внутри города. И жил там некий Иегуда Лёв Бен Бецалель – мистик и каббалист. Он всегда хранил у себя странную металлическую пластинку с письменами похожими на еврейские, но не еврейскими. Она была у него с детства, когда он еще мальчишкой нашел ее в сундуке своего деда. Дед не знал что это точно, но говорил что эта вещь в их роду еще из земли обетованной.

Лёву всегда нравился этот кусок металла со странными, иногда светившимися в темноте знаками. Изучая каббалу и тайные книги, он пришел к выводу, что это может быть знаком Бога, знаком его Славы Господней, на которой он прилетал к своему народу в пустыне иудейской, ведь сама эта слава Господня была нарисована в одной из старых книг как некое летящее по небу светящееся тело. И на нем был знак. Такой же, как один из знаков на металлической пластинке.

Однажды, еще в юности Лёв по неосторожности обронил пластинку в огонь. Огонь сильно вспыхнул и начался пожар. Когда он выбежал из помещения, на звездном небе зависло то самое железное тело со страниц древнего манускрипта. И по пульсирующему лучу вниз спустилось странное существо с огромной головой и огненными, как показалось молодому Лёву, крыльями. В одно мгновенье это существо направило зеленый луч на загоревшийся дом, и огонь исчез, сгоревшие постройки, как на обратных кадрах времени стали прежними, и от огня не осталось и следа.

После этого существо из железного аппарата подошло к опешившему Лёву и протянуло ему в руки ту самую металлическую пластинку. Знаки на ней горели красным немигающим светом.

В то же мгновенье Лёв понял, что может вызывать существ Бога в помощь себе, когда ему понадобится. Он их поначалу воспринимал как серафимов с огненными крыльями, но потом понял, что эти серафимы реально приходят в мир на железно-огненных кораблях, как посланцы самого Бога.

…Это были ни кто иные как те самые анунаки (См. другие темы сайта). Они прилетали с расположенной за Влтавой подземной базы. И еврейская община в этих местах им была необходима в их личных целях. Они как всегда представлялись евреям посланцами Иеговы, но вот выходили на контакт только к своим избранным, и таким избранным стал Лёв.

После этого случая удача постоянно сопутствовала Лёву, и он, в конце концов, стал раввином.

Прослышав о ближайшем выселении евреев из Праги, Лёв достал заветную пластину и стал держать ее над пламенем миноры. В то же мгновение перед ним предстала техническая голограмма серафима, созданная на базе анунаков и спроецированная через пластинку с письменами в зал синагоги. Серафим приказал Лёву отправляться на мост, что тот и сделал.

Через мост ехал новый король со своим кортежем. Как ни странно, охрана не заметила раввина, но лошади остановились как вкопанные и никто в этот момент не смог даже пошевельнутся. Король Рудольф вылез из кареты, но вся его свита стояла как каменная. Раввин медленно подошел к королю и сказал ему, чтобы он отказался от идеи выселения евреев из Праги, пообещав заодно открыть многие тайны своего народа.

Ошарашенный король долго не мог прийти в чувство, после того как раввин удалился и растворился во тьме ночи. Только через какое-то время стража и свита короля смогли пошевелиться.

Все это явление настолько поразило короля, что он оставил еврейскую общину на своем месте и стал тайно общаться с раввином.

Переодеваясь в простую одежду, он приходил в еврейский квартал и бывал у Лёва дома. Но постепенно он перестал скрываться и даже осмелился принимать раввина в своем дворце, где тот показывал свои «чудеса» при помощи голограмм своих покровителей с базы анунаков. Король назначил Лева верховным раввином еврейского города.

Но это не главное…

Главное в том, что хитрый раввин решил привязать короля и сделать его ручным, полностью послушным общине. Лёв мечтал через него сделать еврейскую Прагу самой богатой и самой влиятельной, он мечтал сам править руками короля, а точнее императора Рудольфа Второго, всей Священной Римской империей.

И он знал, что для этого нужно сделать. По тайным книгам он знал рецепт создания голема – или глиняного человека с заключенной внутрь истукана низменной душой или с сущностью. Но там же он вычитал, что это может быть часть души, а вернее несколько тонких ее оболочек или тел, снятых с живого человека, но соединенных с ним, чтобы человек не умер.

Все это давало возможность иметь полностью послушного человека и вообще беспрекословного раба – голема одновременно.

Он по нескольку раз изучал рецепт создания голема, но там было два момента, первый это согласие человека отдать часть своей души на время и второе неизвестный ему компонент глины.


С первой задачей Лёв бы справился блестяще, он это знал. Он знал, от чего страдает король — от своей слабости, от своей греховности, от своей низшей натуры. Так разве же он не согласится от нее избавиться?

Но вот странный компонент глины не давал покоя раввину.

И тогда он снова достал заветную металлическую пластинку и поднес ее к свечам миноры.

Но на этот раз металл …потек. И стал подобным пластилину. Это и был недостающий компонент! Это и понял раввин и приступил к своей магии и алхимии.

По древнему рецепту он написал множество букв, складывая из них слова на древнейшем языке пришельцев, он знал это как язык посланцев бога. И располагал эти слова так чтобы буквы сливались одна в другую. Слова могли быть повернуты боком и даже «вверх ногами». Получился сложный замысловатый рисунок, больше похожий на ваши компьютерные платы, чем на письмо из семидесяти двух слов, одно из которых было именем короля.

После этого хитрый раввин тайно пригласил короля в синагогу и там пообещал избавить его от беса, сидящего в нем и вызывающего греховные порывы.

И Рудольф мгновенно дал согласие. И более того, подписал договор своей кровью, как того требовал ритуал.

Этот договор был сожжен, а его пепел был смешан с глиной, в которую был внесен тот, ставший мягким как воск, металл. Так же в это всё были добавлены капли крови короля.

После этого король был отправлен в свою резиденцию, а раввин вместе со своим учеником и зятем приступили к созданию голема. Они вылепили фигуру человека в натуральную величину в темную ночь на берегу Влтавы, разумеется, все по каббалистическим расчетам в нужное время и в нужный час, и с соблюдением нужных ритуалов, которые закручивают энергии творения в определенной последовательности и направляют в глину.

В голове этой фигуры оставили полость, куда и был вложен шем.

Шем, это то самое закодированное словами анунаков послание, шифр с кодом их устройства, которое находилось и находится до сих пор на дальней орбите Земли и с кодом той энергии, которую оно дает, энергии антимира, и личными кодами имени верховного правителя анунаков на Земле той поры — Иеговы, только на языке самих анунаков. Именно это имя и нельзя было никогда произносить вслух. Это звуковой код искаженной энергии творения, преданной через антикундалини антимира.

После вложения этого длинного кода в голову глиняной фигуры голема, раввин шепотом произнес звуковой код так называемого имени Бога, а на самом деле код энергии творения, вывернутой наизнанку, для оживления любой мертвой плоти, оживления того что не может быть живым. Для расщепления живой души человека, подписавшего договор, по его параметрам тела через частицы крови. Но главное было все же согласие. Ведь без него невозможно разорвать душу и отсоединить от нее пусть даже и самые низшие структуры, хоть и соединенные шнуром серебряной нити с самой душой.

И никакие ритуалы бы не помогли и даже произнесенный вслух звуковой код из антимира!

Это нужно знать! Даже самый могущественный иерарх тьмы не властен над живой душой, если только она сама не согласится в обмен на какие-либо блага отдать часть себя или заложить себя целиком этим силам.

Эта история и стала прототипом преданий о продаже души дьяволу, прототипом легенд и романов о продавшем душу маге, мастере и прочих, прочих… для обретения силы, власти, денег, избавления от пороков и прочего.

…После произнесения звукового кода антимира глиняная фигура на глазах магов стала меняться. И превратилась в тело человека из плоти и крови. Он был как живой после произнесения этого кода два раза подряд. А при произнесении в третий раз тело вздрогнуло и задышало.

В это же время король Рудольф потерял сознание и его долго не могли привести в чувство.

А когда он все же очнулся, то перестал многих узнавать, и многое что позабыл… Он почувствовал, что стал другим, но каким-то пустым. Что-то в нем стало мертвым. И при этом он… не мог покинуть пределов Праги.

Только он уезжал, как ему становилось невыносимо плохо, и начинались странные приступы непонятной болезни.

Среди придворных пошел слух о тихом безумии короля. В конце концов, он решился перенести столицу в Прагу и остаться там навсегда.

Прикованный к голему король стал марионеткой еврейской общины. Он выполнял все, что нужно было евреям. Он дал им все блага, и позволил наживаться и торговать. Став столицей, Прага еще более озолотила общину, ведь теперь она стала центром торговли и ростовщичества.

Голем же стал каменным стражем еврейского города внутри Праги, и хранителем ценностей, которые потекли рекой к ростовщикам.

Он не умел говорить, был немым, но зато обладал чудовищной силой и был не убиваем. Его нельзя было ранить и осилить. С легкостью он мог пробить ударом ноги или кулака толстую каменную стену и вселял ужас на жителей Праги.

…Постепенно за пределы города и государства поползли слухи о короле-колдуне, пригревшем у себя различных алхимиков, астрономов, звездочетов, философов, и ученых. Король покровительствовал и искусствам. Но налет мистицизма в эпоху главенства церкви в определенных кругах привел к разговорам о вселении сатаны в короля – ставшего странным и даже безумным. У него прогрессировала болезнь. Хотя он сам считал себя блаженным. Ему больше ничего не было нужно кроме как погружения в транс, участие в мистических ритуалах по оживлению мертвецов или в спиритических сеансах, наблюдениях за опытами алхимиков. Он пригласил со всего мира разных мистиков и …шарлатанов, которые постоянно развлекали его своими сеансами.

Он перестал интересоваться делами государства. И этим решили воспользоваться враги империи и …родственники короля. В 1593 году началась война с турками, которая стала очень разрушительной. Король же был погружен с свои магические увлечения…

Тогда уже община евреев и раввин Лёв почувствовали опасность лично себе. Война подорвала многое из их деятельности и могла прийти даже к их домам. Но король марионетка был полностью безвольным, до такой степени, что им стало невозможно даже управлять. Он стал не управляем в своей апатии. Голем же становился все агрессивнее и агрессивнее. Лёв понял, что и голем и король выходят из-под контроля. И тогда он решил убить голема, вынув из него шем – тот самый код жизни, программу записанную знаками и языком анунаков. Он понял, что низшая суть короля стала развиваться отдельно от духа хозяина и превратилась в жуткую сущность, обретя свое сознание. Эта сущность перестала подчиняться раввину.

Поэтому был снова проведен ритуал по канонам каббалистических книг, и Лёв вынул шем из головы голема.

Голем превратился снова в глиняного истукана. Но разбить его не удалось, потому что, то вещество из металлической пластины превратило глину в неизвестный людям прочный материал.

Голема снесли на чердак синагоги и заперли там, запечатав от всех.

Но желаемого эффекта раввин Лёв так и не добился. Скорее произошло даже наоборот.

Разорванный дух короля соединился, но не до конца. Рудольф заболел еще сильнее, у него началось раздвоение личности, ведь та часть из голема вернулась, но так и не встроилась в структуры души, она уже превратилась в низкую астральную сущность.

То, что еврейские маги разрушили, они не смогли восстановить, ибо это не под силу энергиям антимира, которыми они творили свои «чудеса». Эти энергии могут только разрушать!

Голем был обездвижен в 1593 году, и как раз в это время болезнь короля только ухудшилась. Король практически перестал узнавать даже родственников и стал чудовищно вспыльчив и гневлив. Теперь голем вселился в него и стал им управлять. Король не справлялся с управлением страной.

Более того, образовавшаяся сущность – подселенец стала приходить к старшему сыну короля, одному из незаконнорожденных детей от той самой дочери аптекаря. Эта сущность поразила и его, превратив его в жестокого убийцу- потрошителя.

…Брат Рудольфа Матиаш же в тайне решил провести переворот. В Вене он заручился поддержкой подданных и был назначен вместо Рудольфа главой дома Габсбургов.

Матиаш, таким образом, стал правителем Австрии, Венгрии и Моравии. Только Чехия еще оставалась за Рудольфом. Так кровный брат стал самым лютым врагом безумного Рудольфа. Но, в конце концов, развязав войну с братом, безумный Рудольф вообще потерял все и был вынужден отречься и от чешского трона. Это окончательно сломило бывшего императора, который в последних попытках вернуть трон, пытался даже натравить на брата германских князей. Но безумие все прогрессировало. Он уже не владел собой и в одном из припадков умер.

Так закончились земные дни безумного короля. Но на этом не закончилась история голема…

Неупокоенный дух короля вместе со своим астральным подселенцем, рожденным в големе каббалистической магией, вернулся к оставшемуся еще телу – к телу голема на чердак синагоги. Там он и продолжал обитать несколько столетий, наводя ужас странными шорохами и движениями на чердаке. В 18 веке один из раввинов пражской синагоги снова проводил ритуал об изгнании духа голема, но у него это так и не получилось, потому что не получилось разрушить тело голема.

Ему удалось только сковать буйный дух возле тела и вновь наложить печати на чердак, где оно лежало.

Но история не закончилась и на этом. Чуть позже один из дальних потомков раввина Лёва, разбирая старый хлам со своей женой, обнаружил сосуд с запечатанным шемом. Он решил подчинить себе голема, чтобы стать главой еврейской общины. Под видом кровельщика он нанялся в Староновую синагогу починить крышу. И там проник на чердак.

Почувствовав себя заклинателем джиннов, этот бедолага вложил шем в полость в голове истукана, и буйный дух мгновенно вошел в глиняное тело.

Но теперь тело не могло стать человеческим, ведь авантюрист не знал звукового кода антимира и не произносил его. И он не знал всего обряда превращения голема в человека, поэтому вихрь энергий, запущенный шемом, оказался необузданным, и глиняная глыба начала быстро увеличиваться в размерах.

Она, движимая буйным духом, просто раздавила оживившего его кровельщика и вышибла все запоры дверей. Вырвавшись на улицы города, она стала крушить дома еврейского квартала. Ведь именно они были у нее на пути. Несколько человек погибло.

Но, к счастью, начался сильнейший ливень и гроза. Хотя, грозу спровоцировал мощнейший электромагнитный поток, запущенный в вихре энергий, разбуженных шемом.

Силы природы оказались мудрей человеческих уловок ее обуздания, в ничтожных по сравнению с понятиями космоса, целях.

Невиданной силы молния поразила голема на одной из улиц, притянутая источником мощного излучения незамкнутых энергий шема.

Истукан развалился на куски, которые тут же стали таять под потоками сильнейшего ливня. Тогда этот ливень затопил почти все улицы города, и Влтава вышла из берегов. Такую мощь породили, вырвавшиеся энергии, некогда запущенные магами. Горы мусора и обломки построек снесли арки Карлова моста.

Разбушевавшаяся природа уничтожила все материальные следы голема в этой катастрофе спустя три столетия после попытки уничтожения глиняного истукана его создателем.

…Такова история самонадеянного укрощения сил природы, подчинения духа, попытки расщепления его при помощи черной магии ради личных корыстных целей горстки людей и их предводителя по рецептам темных миров и их посланцев, приходивших в могущественном обличье инопланетных пришельцев на железных кораблях, или в обличье посланцев Бога», — проговорил Сен-Жермен, и захлопнул старый манускрипт.

…А где-то там, …остроконечные шпили старинных соборов все еще пытаются проткнуть небо, и красные черепичные крыши все еще толпятся по берегам величавой реки, перекрытой арочными мостами…



Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть