Футуристика

Как жители блокадного Ленинграда боролись с голодом?

В начале ноября 1941 года угроза голодной смерти ощутимо нависла над населением блокированного Ленинграда, все старые запасы продовольствия были исчерпаны, паёк горожан неуклонно сокращался, перед властями города встал вопрос: что делать дальше?


Выжить помогли… пивные заводы!

Из всех продуктов главное место в рационе блокадника занимал хлеб. Но доставлять муку с «большой земли» в крупных размерах было невозможно. Знаменитая Дорога жизни по льду Ладожского озера будет проложена только в декабре. А тогда на дворе стоял ноябрь — Ладога ещё не замёрзла, поэтому рассчитывать на доставку грузов по льду не приходилось. Нужно было любой ценой протянуть до зимних морозов, до ледостава на Ладоге. Необходимо было «разбавлять» муку, из которой выпекался хлеб, различными примесями. Но какими, откуда их взять?

Помощь пришла с неожиданной стороны. К счастью для горожан, Ленинград являлся и крупнейшим в СССР производителем пива. До войны в городе насчитывалось несколько крупных пивоваренных заводов. Теперь, в ноябре 1941 года, это оказалось очень кстати. Ещё в начале блокады производство пива в городе было прекращено. Но на складах осталось 8 тысяч тонн солода. Для голодного города это был подарок судьбы. Весь солод был перевезён на мельницы, размолот и использован как примесь к хлебу. Кроме того, работники пивоваренных заводов вскрыли все полы в солодовнях и собрали ещё 110 тонн солода! Зерна солода годами просачивались в подпол через щели и трещины в деревянных настилах. Теперь каждое из этих зёрнышек было на вес золота.


«Блюдо» из веток

Продукты питания искали везде: в подвалах, вагонах, на баржах, складах, во всех щелях огромного города, где до войны обычно хранили продукты и где могло что-то остаться. Где-то находили килограммы, а где и тонны продовольствия. Все, что можно применить в пищу, брали на учёт и свозили на склады. На ленинградских складах хранилось около 5 тысяч тонн овса для лошадей. Как ни жалко было лишать животных хорошего корма, пришлось это сделать. Овёс увезли на мельницы. Но тут же встал вопрос — чем кормить лошадей? Для городских нужд лошади были необходимы, а корма для них не осталось вовсе.

После долгих исканий нашли выход, который, надо полагать, пришёлся совсем не по нраву лошадям, но который позволил всё-таки спасти их от голодной смерти. В пригородных лесах срезали мелкие ветви деревьев, распаривали их горячей водой, посыпали хлопковым жмыхом, добавляли соли. Это «блюдо» давали лошадям. Животные, конечно, были не в восторге от такого экзотического кушанья. Но выбора у них не было. Так же, как и у людей…


Голод — не тётка…

Горожане тщательно вытрясали и выбивали каждый мешок, в котором когда-то была мука. Вытряски и выбойки из мешков использовали как примесь к хорошей муке.


Спасительные стационары

Действительно, по решению бюро горкома ВКП(б) и Ленгорисполкома было организовано лечебное питание по повышенным нормам в специальных стационарах, созданных при фабриках и заводах, а также в 105 городских столовых. Стационары функционировали с 1 января до 1 мая 1942 года и обслужили 60 тысяч человек.

В январе 1942 года при гостинице «Астория» начал работать стационар для деятелей искусств (художников, архитекторов и т.д.), а в столовой Дома учёных в зимние месяцы питалось от 200 до 300 научных работников. При вузах также открываются стационары, где сотрудники вузов в течение 7-14 дней могли отдохнуть и получить усиленное питание. Естественно, что под словами «усиленное питание» надо понимать «усиленное» именно по блокадным меркам. Так, ежедневный рацион пациента вузовского стационара состоял из: 20 г кофе, 60 г жиров, 40 г сахара или кондитерских изделий, 100 г мяса, 200 г крупы, 350 г хлеба, 50 г вина. Но и такое, по обычным меркам, немудрящее питание в условиях голодной блокады было настоящим спасением.

С конца апреля 1942 года сеть столовых усиленного питания расширяется: дополнительно были открыты ещё 153 столовые. С 25 апреля по 1 июля 1942 года ими воспользовались 234 тысячи человек, из них 69% — рабочие, 18,5% — служащие и 12,5% — иждивенцы.

Подводя итог, можно сказать, что созданные в первом полугодии 1942 года стационары, а затем столовые усиленного питания, сыграли неоценимую роль в восстановлении сил и здоровья значительного числа истощённых ленинградцев, что позволило спасти тысячи человеческих жизней.


Эвакуация жителей блокадного Ленинграда: как это было

Одной из первейших задач городского руководства в дни блокады было эвакуировать из Ленинграда как можно больше мирных жителей. Однако задача эта была довольно трудно выполнима. Да, с 22 ноября 1941 года начала работать ледовая дорога через Ладожское озеро. Однако на тот момент она ещё не была достаточно оборудована и освоена. Не имелось необходимого количества автомашин, не хватало горючего. По пути следования не были ещё созданы пункты приёма и обогрева эвакуируемых. Кроме того, неокрепший лёд часто не выдерживал тяжести машин и ломался. В таких условиях эвакуировать едва стоящих на ногах ленинградцев было невозможно — они бы просто умерли в пути.

Лишь после победы над немецкими войсками под Москвой положение изменилось. Теперь руководство страны могло выделить больше сил и средств для Ленинграда. 21 января 1942 года Военный совет Ленинградского фронта постановил: возобновить эвакуацию населения.

Эвакуация проводилась от Финляндского вокзала до станции Борисова Грива (на западном берегу Ладоги) железнодорожным транспортом. А дальше — через озеро — автотранспортом.

Большинству эвакуируемых до Финляндского вокзала приходи — лось добираться самостоятельно: люди шли пешком, везя своё имущество на санках. Автотранспортом на вокзал доставлялись лишь воспитанники детских домов, ремесленных училищ, профессорско-преподавательский состав вузов, работники искусства.

Каждый эвакуируемый получал в Ленинграде хлеб по карточке на день вперёд. Кроме того, на эвакопункте на Финляндском вокзале людей кормили скудным блокадным обедом. Каждому эвакуируемому давался 1 кг хлеба на дорогу, 250 г печенья, 200 г мясопродуктов. А детям до 16 лет сверх того вручался шикарный подарок — плитка шоколада.

На новых местах проживания эвакуированные ленинградцы, особенно дети, окружались особым вниманием. И неважно было, какой город, народ или республика их приютили. Вот что вспоминала учительница 41-го ленинградского детского дома:

«В станицу Родниковскую Краснодарского края наш эшелон прибыл рано утром. Но жители уже встречали ленинградцев: на платформе находились местные педагоги и медработники. Для детей были подготовлены помещения в школах посёлка, запасены продукты. Да ещё какие! Свежее молоко, мёд, орехи, редис…».

Вся страна болела душой за Ленинград и принимала спасённых блокадников как родных людей…



Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть