Футуристика

Истоки нацизма в Германии — белые фрайкоры

Идеи о всемирной победе большевизма, появились отнюдь не на пустом месте. В годы, когда в погибающей России гремела страшная Гражданская война большевиков с меньшевиками, в Германии протекали схожие процессы. Вот откуда возник страшный сон Запада — если бы Третий Интернационал победил у немцев и две страны объединили свои усилия, где бы сейчас был мир? Но все повернулось совсем по-другому.


Без чистоплюйства

В Германии с опозданием ровно на полтора года, начали происходить процессы, схожие с событиями в Петрограде. В ноябре 1918 года, волной революции к власти в стране вынесло социал-демократов, как сейчас принято говорить «умеренное крыло» повстанцев. Но в отличии от российского аналога (Временное Правительство), эти ребята на жизнь смотрели более практично, а может быть к этому были другие причины.

Так или иначе, но вскоре после утверждения на верхушке власти, немецкие социал-демократы начали сливать своих прежних соратников. Было открыто заявлено о поддержке правых фрайкоров (Freikorps — добровольческие корпуса). Бесславное окончание войны, унизительные условия мира, озлобили фронтовиков и многие возвращавшиеся военные стали (поначалу) стихийно собираться в отряды для борьбы с левыми — революционерами, добивавшимися крушения старых порядков.

Флаги и штандарты фрайкора.

Вот на эту раздраженную и обозленную, но еще не забывшую дисциплину рать и стали опираться социал-демократы. Был создан единый центр координации и управления, выделено финансирование, создавалась целая структура. По призыву генерала В. Грёнера стали формироваться многочисленные добровольческие корпуса, а стихийно организованные отряды вливались в единую организацию.

Немецкие коммунисты по российской аналогии называли себя красными, а фрайкоров, соответственно белыми. Добровольческие отряды сразу же продемонстрировали свою непримиримую позицию: арестовывали депутатов рабочих Советов, срывали и жгли красные флаги, повсюду заявляя, что пойдут на любые меры для защиты от «красной угрозы».

К чему приводят заигрывания с беднотой все видели воочию — как русские части самовольно оставляли позиции на фронте и убивали офицеров. Руководить штабом контрреволюционеров поставили не кого-нибудь, а военного министра Гюстава Носке. «Кто-то ведь должен стать кровавой собакой. Я не боюсь ответственности», — сказал он, получив должность. Это стало и заявкой, и девизом фрайкоров.

Расстрел на улице Мюнхена.


Террор

В декабре 1918 года красные захватили Берлин под свою руку, заняв все важные административные объекты. Но уже в середине января 1919 года сплоченные, опытные в боях и управляемые грамотными офицерами былые освободили Берлин, проявив почти нечеловеческую жестокость. Зафиксированы случаи убийств парламентеров и жестокого избиения своих за недостаточную жесткость по отношению к красным. А через три дня с убийства Карла Либкнехта и Розы Люксембург, начался террор.

В Германии вообще ситуация была зеркальная России: красные были «беззубыми», миндальничали, либеральничали, больше болтали и проявляли «недопустимую» мягкость. Белые же напротив, совершенно не боялись крови, жертв и даже более того, всегда выбирали наиболее кровавый вариант развития событий из всех возможных, пойманных революционеров просто убивали не задумываясь.

С февраля по май 1919 года, фрайкоры подавляли один вспыхивавший в регионах мятеж красных за другим. Не организованные и плохо подготовленные, не имеющие координации из единого центра красные, не имели никаких шансов против полурегулярных формирований белых. Каждое следующее выступление революционеров, требующих передать власть Советам, подавлялось со все возрастающей жестокостью, счет жертв террора давно уже шел на тысячи.

Расстреливали без суда не только взятых в бою и на «месте преступления», но и просто заподозренных в соучастии или сочувствии. Поиском доказательств, как вы понимаете, никто себя не заморачивал. Такими методами к середине года с революцией, как опасным явлением было покончено, отдельные выступления еще происходили и в 1920 году, но это уже никого не пугало — их просто«втаптывали в землю».


Кадровый резерв нацистов

Правительство социал-демократов в свою очередь видя все это понимало, что взрастило зверя и теперь опасность для них происходила именно от добровольческих корпусов. Ускоренными темпами формировались уже законные армия и полиция, а фрайкоры постепенно распускались, громко ссылаясь на требование союзников (по Версальскому договору армия ограничивались численностью 100 000 человек). Но просто так, выпушенного джина загнать обратно в бутылку, было уже невозможно.

Большинство немецких историков сходятся во мнении, что именно в среде фрайкоров было выращено, окрепло и пронесено в будущее то самое поражавшее в нацистах бездушие и полное отрицание ценности человеческой жизни. В их среде самосуд ценился гораздо выше законных методов воздействия, расцветали различные секты и культы. Огромное количество бывших фрайкоровцев, спустя некоторое время сделали себе карьеру в нацистской партии Гитлера.

Герман Геринг, Генрих Гиммлер, Рудольф Гесс и Эрнст Рём, а кроме того еще тысячи менее известных имен — все они выходцы из добровольческих корпусов. В гражданской войне победили более решительно настроенные и подготовленные. Этот вывод не пропал бесследно и сменившие социал-демократов нацисты, это прекрасно осознавали, использовали и развили до степени абсолюта.

Показательно, что прежде чем начать внешнюю экспансию, бывшие фрайкоровцы продолжили то, чем занимались в 20-х годах — зачистили политическое поле, проведя разнообразные чистки. Аналогии пожалуй проводить не стану, все понятно и так. Агрессия, пренебрежение законом и фанатичность, всегда приводят к одному и тому же результату — террору, выраженному в самых разных формах, что и было продемонстрировано в Германии 1919-1945 годов. 

Оригинал на канале Альтернативная История



Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть