Искусственный интеллект

Расцвет русской культуры во времена монгольского ИГА и открытие двоеверия

Значительная часть нашей истории построена на мифах, самые яркие их примеры: придуманное монгольское ИГО и оболганные верования наших предков — язычество. Есть самые серьезные основания считать, что два эти краеугольных камня российской истории, в некотором периоде тесно связаны друг с другом. И это очень важно.

Продолжение темы симбиоза язычества и христианства на Руси, начало читайте в статьях: Языческий Первомай под красным стягом / Публикация подготовлена по материалам доктора исторических наук, профессора А. В. Пыжикова.

Картина художника-славяниста А. Угланова.


Две России

Знаете-ли вы о том, что начиная примерно с 10-го века и на протяжение нескольких столетий, по сути существовало две Руси/России: властная (дворянская и военная) верхушка и народные массы, которые не просто разительно отличались, а были безумно далеки друг от друга? И речь идет не только об уровне жизни, запросах, целях, а главным образом о взглядах на окружающий мир и преобладающей у них религии.

РПЦ и официальные историки приучили нас к мысли, что народы населяющие Русь/Россию были поголовно церковно-христианского вероисповедования, безропотно внимавшие бессменному пастырю — Русской Православной Церкви. И даже мысли не допускавшие ни о чем другом, кроме вложенных им в головы попами проповедей и принципов.

Уже в 19-ом веке это нашло свое отражение в принятой на официальном уровне парадигме Российской империи: Православие. Самодержавие. Народность. Однако, в том же 19-ом веке, точнее во второй его половине, интерес верхов к жизни низов, в преддверие отмены крепостного права, явил к жизни исследования ученых этнографов, лингвистов и историков о подавляющем большинстве российских подданных — крестьянах.

Картина художника-славяниста А. Угланова.


Неожиданные открытия

Исследовать земельные отношения в губерниях Правительство ожидаемо поручило прусскому (!) чиновнику, экономисту, писателю по аграрным вопросам, барону Августу фон Гакстгаузену, отправив оного в поездку по России. Побочным, но не второстепенным результатом, стало открытие им Староверия, которое исповедовала подавляющая часть коренной России. Это стало неприятным открытием для власти, но дало толчок интереса к столь же новой, сколь и скользкой теме исконного народного вероисповедования.

Следом вышла книга о расколе А. П. Щапова исследовавшего в основном романовский период русской истории. В этой книге ученый подводя итог изысканиям о староверии и язычестве, делает однозначный вывод: староверие и язычество неразрывно связаны между собой, разделить и представить себе одно без другого — решительно невозможно! Были и другие исследователи, однако следует особо выделить одного.

Федор Иванович Буслаев — забытый гранд, столп исторической науки того времени, он исследовал в основном период древней и доромановской Руси, выдающийся лингвист и этнограф, абсолютно самостоятельный в своих изысканиях, не принадлежащих ни лагерю «западников», ни лагерю славянофилов, за что был не любим и теми, и другими, что в итоге привело к его последующему забвению.

Именно он открыл для светского общества России язычество, привлек к нему небывалый интерес и всполошил не только научную, но и церковную среду. Ему принадлежит также разработка и публикация нового понятия — ДВОЕВЕРИЕ народных масс Российской империи. Необходимо выделить также и его последователя Н. М. Маторина, продолжившего исследования, в том числе и в мусульманских регионах.

Картина художника-славяниста А. Угланова.


Двоеверие и наследие монгольского ИГА

Федор Буслаев, как лингвист исследовал и проанализировал огромное количество древних рукописей и летописей. В результате чего сделал поразительный вывод: количество документов «домонгольского» периода 11-12 веков на порядки меньше, чем периода «монгольского ИГА». Ему сразу бросились в глаза поразительные отличия, ведь казалось бы, Русь «стонущая» под непосильной ношей темного ига и «отброшенная в своем развитии» на годы, должна замереть и откатиться назад, но…

Летописные памятники 13-14 веков разительно отличались в лучшую сторону. Богатый язык, стилистическое разнообразие, богатые формы внешнего оформления и орнаментации говорили о взрывообразном росте русской культуры «под монгольском игом»! Если принимать официальную версию истории, такого просто не могло быть. Но факты утверждали обратное.

А кроме того, анализ материала выявил практически полное отсутствие в фольклоре влияния ЦЕРКОВНОГО христианства.

Картина художника-славяниста А. Угланова.

Ф. Буслаев утверждал и убедительно доказывал это в своих трудах, что верования Руси не имели в основе своей церковное христианство, а напротив, были буквально пропитаны языческими мотивами и взглядами. В эту основу органично вплетались староверческие принципы начального христианства, которое во многом повторяло языческий подход к жизни. Поэтому самое меньшее, можно говорить о двоеверии в крестьянской среде. Особенно это касалось Великороссии.

Византийская же модель христианства, практиковалась исключительно верхушкой общества, завязанной на политике и связях с Западом. И такое положение дел прослеживалось вплоть до начала романовского периода, когда усилия РПЦ были поддержаны новой правящей династией. Венцом их совместных усилий стала Никонианская реформа, уничтожившая даже следы старых воззрений и обрядов, заменив их западными аналогами. Это была бомба замедленного действия…

Которая взорвалась (в первый раз) в начале 20-го века, вызвав в наш мир явление большевизма. И то, как быстро и без последствий осыпалась вся показная и надуманная «воцерковленность» русского народа, лишний раз подтвердило правоту Ф. Буслаева. В народе по-прежнему царствовало двоеверие, имевшее прочный фундамент языческих верований.

Картина художника-славяниста А. Угланова.


И мусульмане тоже…

Как я уже писал выше, последователь Буслаева Н. М. Маторин продолжил начатые исследования и включил в их орбиту население мусульманских регионов. В результате многочисленных этнографических экспедиций, выводы о торжестве языческих верований были полностью подтверждены и в том числе, в областях проживания населения исповедующего Ислам. Серьезную богословскую подготовку в теологии демонстрировали только те, кто обучался в арабских религиозных школах, то есть единицы.

На третьем международном конгрессе востоковедов 1876 года в Санкт — Петербурге, на эту тему выступал чиновник Департамента духовных дел иностранных исповеданий МВД Российской империи. Он проводил аналогии низкого уровня знания канонических обрядов служителей культа как в христианских храмах, так и в мусульманских мечетях.

Языческие обряды и верования были гораздо ближе к повседневной жизни, сливаясь с ней воедино, образуя прочную неразрывную связь. По настоящему изменить ситуацию смогло лишь длительное атеистическое отрицание любых не материальных культов, после чего лишенные памяти и преемственности люди, стали заново открывать для себя религии, но это было уже совсем не то, во что верили наши предки…

Оригинал статьи на канале Великая Евразия



Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть